Из сочинения Эль-Омари "Пути взоров..."

Рассказывал мне шейх Неджмеддин Ибнессаххам Эльмаусыли, что это государство [Харезм и Кипчак] простирается далеко в длину и ширину, обильно степями и бедно городами. Народу в нем беспредельное множество, но нет от него большого проку по недостатку (у него) оружия и слабосилию лошадей. Земля их ровная, мало каменистая, (и потому) кони, вскормленные там, не могут (ходить) по гористым местностям. Вследствие сего у жителей этого государства мало способности к военным действиям. У царей их нет большой заботливости об учреждениях. Управление султана в этих странах делами войсковыми и правительственными, (такое же как) управление государством Ирака и Аджема, относительно числа эмиров, узаконений и службы, но здесь (т. е. в Дешт-Кипчаке) у начальника улуса [58] и у визиря нет (такого) права распоряжаться по своему усмотрению, как у начальника улуса и у визиря в том (Иракском) государстве, да и у султана этого государства нет (ничего) похожего на то, что у того султана по части доходов и податей, числа городов и деревень. Жители этого государства не следуют, как те (в Ираке и Аджеме), установлениям халифов, и жены их участвуют сними (мужьями) в управлении; повеления исходят от них (от обоих), как у тех, да еще более, за исключением разве Багдад (Хатуни), дочери Чубана, жены Абусаида Бехадыра, сына Ходабенде. Право, мы не видали в наше время, чтобы женщина имела столько власти, сколько имела она, да и не слышали о подобном примере за близкое к нам время. Мне привелось видеть много грамот, исходивших от царей этих стран, времен Берке и позднейших. В них (читалось): "Мнения хатуней и эмиров сошлись на этом" и тому подобное. Столица тамошнего царя — Сарай. Это небольшой город между песками и рекою. Пребывающий там теперь султан его, Узбек-хан, построил в нем медресе для науки, (потому что) он очень предан науке и людям ее. Рассказывал мне почтеннейший Зейнеддин Омар, сын Мусафира, что этот султан Узбек из дел своего государства обращает внимание только на сущность дел, не входя в подробности обстоятельств, и довольствуется тем, что ему доносят, но не доискивается частностей относительно взимания и расходования; у каждой из жен его есть своя часть доходов; каждый день он ездит к одной из этих жен, остается этот день у нее, ест и пьет у нее; она облачает его в (новую) полную смену платья, а ту, которая была на нем, надевает на одного из тех, которые случайно окажутся около него; одежда его (впрочем) не особой доброты и невысокой цены. Он (Узбек) мусульманин чистейшего правоверия, открыто проявляющий свою религиозность и крепко придерживающийся законов мусульманских, соблюдает совершение молитвы и отбывание постов; при всем его расположении к подданным и обращающимся к нему (лицам) рука его не щедра на подарки, да если бы он и захотел этого, то не достало бы у него на это доходов с земель его.

Тизенгаузен, стр. 229, 230.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"