Из письма казанского помещика Ф. Молоствова на сельцо к брату, Петербург, 22 марта 1798 г.

...Из мальчиков [крепостных, потребованных помещиком в Петербург для обучения ремеслам] безошибочно присланы Шибанов и Ераклиев. Чадаев был бы годен, но по болезни в ученье отдан с пользою быть не может; а остальных не знай к чему употребить, ни один из них в нужнейшее для меня мастерство, как-то повара и парикмахера, не годится. Большой Турченков весьма охотен сделаться поваром, и потому нехотя решаюсь исполнить его желание; когда будет хорош, то подтвердит тем сущность пословицы "на сусле браги не узнаешь". Но при всей его к тому охоте, я столь на него ненадежен, что отдав, наверно, буду щитать как время, так и деньги потерянными. Ныне не прежней быт, и повар станет в копейку. Довольнее б я был, когда б прислали мальчиков, хотя не грамотных, но более дающих на себя надежду... Уведомляет меня Ефрем Яковлев о числе понесенного мною по Щербети от возмущения крестьян убытка, сказуя, что оной произошел от потрясения с 25-ти тягол, двух хлебов яровых и одного ржаного; вычисляет же, что я от того лишаюсь с каждого тягла 89 р. 36 к. со всех, что зделает 2 234 р. Сумма хотя не знатная, до за что и ту бросать, бросать же неблагодарными и так прежде бывшие возмутители всего лучше сделают, когда потерянное мною от них взнесут без прекословия деньгами или хлебом, в противном же случае в награду того прикажите обложить их излишней против протчих пашней, дока чаша, ими пролитая, от трудов их наполнится...

По копии, находящейся в собрании Татарского института марксизма-ленинизма.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"