Из наказа Казанского уезда Арской и Зюрейской дорог разных сотен, сел и деревень, бывших ясашных крестьян, 1767 г.

1. В прошлом 1758 в 759 годах приписаны мы, именованные, насланным от Казанской губернской канцелярии капитаном Хвостовым к новозаводимым его с-ва гр. Петра Ивановича Шувалова к камским железным заводам, которые ныне взяты в казенное ея императорского величества ведение, где мы поныне к работе находимся безотлучно, а состоим в наших приписных в разных сотнях, селах и деревнях, по нынешней последней третьей ревизии, написанных мужеского пола осьмнадцать тысяч душ. Из того числа отдано на камские заводы годных в мастеровые триста пятьдесят человек, да им же отдано в подмогу от мира на одежды и на хлеб денег по" пяти рублев каждому человеку; в том же числе старых, увечных, малолетных, умерших не малое число, которые не только быть годны для исправления положенных работ, но и совсем себя пропитать не могут, за которых всегда мы одни годные, положенную на нас казенную работу и заработываем; а за ту, ниже показанную нами работу, происходит платеж подушных денег [25], с души в каждый год по рублю по семидесяти по три копейки с половиною.

2. Какие при вышеупомянутых Боткинском и Ижевском казенных железных заводах работы исправляем, а именно: рубим дров на угольное сжение кубической саженью. Одному человеку через пять и шесть дней зачитают из казны плату по двадцати по пяти копеек сажень. Возка земли в Платину, расстояние более версты продолжается. Человеку с лошадью в пять и шесть дней из казны платы зачитается по тридцати копеек сажень. Пешая поденная работа, в летнее время человеку по пяти копеек, а в зимнее по четыре копейки. Из тех дров сваживаем в дровосек, кладем двадцати саженные кучи, дерном осыпаем, землею. Два человека, при коих и две лошади бывают, и находятся при той работе не менее, как три недели, а женские тех куч также два человека безатлучно бывают, недель по Семи продолжаются, за ту работу каждой кучи зачитают из казны платы только по три рубля по сорока копеек. В таком случае, ежели за болезнею своею или для посева на пропитание себе хлеба, за дальным расстоянием, долговременным нашим проходом заработывать сами не поспеваем, то принуждены бываем всегда нанимать посторонних людей дорогою ценою, а именно к рубке дров по петидесяти копеек сажень и более, возка земли обыкновенная сажень по рублю, пешая денная работа по двадцати копеек в день за кладку, дернение, посыпку землею, с кучи даем по семи рублев и более, за сжение и разломку, с кучи таким-же образом нанимаем по девяти рублев и более двум человекам.

3. К действию-ж тех заводов уголь возим из разных куреней [26], кои бывают от заводов расстоянием не менее двадцати одной версты, а за оный зачитают из казны платы только по ооьми копеек, и с пятнадцати верст по шести копеек, и с семи верст по три копейки с каждого короба, который в дальном расстоянии съезжают один человек с лошадью зимним временем. Самою хорошею дорогою в два дня; из протчих расстояний не равно, видя: по доброте лошадей, в день, а другие, за худостию лошадей, в два-ж дня короба который уголь остается кем в невывозке, за приключившеюся болезнею, то из принуждения конторы нанимаем дорогою ценою поденно, и с двадцати и с пятнадцати верст по пятдесяти копеек с короба, и с половины того куреня, и с какого бы не было расстояния, no двадцати по пяти копеек; при той угольной возке при заводе покупаем зимним временем сена воз по пятидесяти копеек и более, а другие, за неимением при себе достатка, не только чтоб он мог прокормить имеющуюся при себе лошадь, но и самому себя пропитать нечем, и оттого те лошади помирают с голода, ибо за все те наши работы происходит плата малая, а особливо мы от найма посторонних претерпеваем изнеможение.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"