Дело по челобитью татарина Кульмета Еналеева о передаче положенного на него бобыльекого ясака уфимским гулящим безъясачным людям, 21—24 октября 1677 г.

Лета 7186 октября в 21 день бил челом великому государю царю и великому князю Феодору Алексеевичю, всеа великия и малыя и белыя Росии самодержцу, а на Уфе в приказной избе стольнику и воеводе Венедикту Яковлевичю Хитрово подал челобитную Уфимского уезду Казанской дороги деревни Тураевы Кулметко Еналеев; а в челобитье его написано: платит де он великого государя бобыльской ясак, а человек вотчинной, а вотчина де у него за Камою рекою по Ику реке по обе стороны, да по Млине речке вверх с одну сторону, да по Калмашу речке по одну ж сторону, да по речке Беокесешо по обе стороны с вершины и до устья, да по речке Секешу по одной стороне с вершины ж и до устья; и чтоб великий государь пожаловал, велел ему, Кулметку, бобыльской ясак сдать в Уфимском уезде безъясашным гулящим людем, а Кулметка с детьми да с племянником Измалком написать на прибыль в окладной ясак и платить с той вотчины, а прибыли де, бьет челом великому государю, по три куницы на год. И на Уфе в приказной избе в ясашных приходных бобыльских книгах прошлых лет по нынешней по 186 год написано: деревни Тураевы на речке Сюмень бобыль в кунном ясаке Кулметка Еналеев,, а вотчин за ним Кулметком не написано. Да в ясашных же книгах прошлого 166 году написано: переписаны из бобыльекого ясаку в окладной ясак Казанские дороги бобыли разных волостей и деревень Сюндючка Янбахтин с товарищи, деветь человек, и велено им платить вместо бобыльекого ясаку окладной ясак с братьями и с детьми перед прежним ясаком с прибавкою, 27 куниц. И по государеву цареву и великого князя Феодора Алексеевича, всеа великия и малыя и белыя Росии самодержца, указу, и по выписке за пометою стольника и воеводы Венедикта Яковлевича Хитрово, велено ему, Кулметку, бобыльской ясак сдать Уфимского ж уезду безъясашному гулящему человеку; а как он тот ясак сдает, и ому, Кулметку, с детьми да с племянником Измалком платить с вотчины своей, которая у него в челобитье написана, велено платить окладной ясак по 4 куницы на год, будет о той вотчине впредь от кого челобитья и спору не будет, и в ясашных приходных книгах тот ясак и вотчина его на нем, Кулметке, велено написать особь статьею, потому что преж сего из бобыльского ясаку в окладной ясак бобыли переписываны, да и для того, что бобыльский ясак будет не впусте, а тот ясак 4 куницы будет в прибыль; и велено ему, Кулметку, для обережи от ясашных сборщиков, память дать, и уфимским ясашным сборщиком, кто послан будет по той дороге, бобыльской ясак на нынешней на 186 год за него, Кулметка, взять и в ясашных сборных своих книгах впредь, для ведома, написать, имянно на том, кому он тот ясак сдаст, а на нем, Кулметке, с детьми и с племянником на нынешней на 186 год ясак взять с вотчины окладной 4 куницы, и в сборных своих книгах по тому ж написать особь статьею, и впредь ему, Кулметку, с детьми и с племянником в бобыльской ясаке никому никаких приметков и продаж не чинить.

И по Кулметке Еналеева в том, что ему бобыльской ясак сдать, и кому сдаст, по том человеке привезть порушная запись; взята порука ж с записью, а в записи пишет:

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"