Наказ Гаврилу Петровичу Змееву, посылаемому с сотенными людьми на Каму в Рыбную слободу для сбереганья от прихода калмыцких воинских людей и башкирцев [16], 19 ноября 1669 г.

Лета 7178-го ноября в 19 день. По государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа великия и малыя и белыя Росии самодержца указу, стольник и воеводы князь Юрьи Петрович Трубецкой, окольничей Никита Михайлович Боборыкин, диаки Офонасей Ташлыков, Юрьи Блудов велели Гаврилу Петровичу Змееву ехати ис Казани великого государя на службу х Каме реке в Рыбную слободу для того: в нынешнем во 178-м году ноября в 7 день писал в Казань к стольнику и воеводам, ко князю Юрью Петровичю Трубецкому, к окольничему, к Никите Михайловичи Боборыкину, к диаком к Офанасью Ташлыкову к Юрью Блудову из Заинска Михайло Скориков. Ноября в 1 день приехали в Заинск заинского присуду розных деревень чюваша с женами и с детьми и скотом в осаду, боясь изменников башкирцев, а в роспросе ему Михаилу сказали: ездили де они проведывать про воинских людей и на Ик к башкирцем. И ицкие де башкирцы вотчиники сказывали им, чтоб они чюваша отнюд в деревнях не жили: стоят де воинские люди в вершинах Соку реки на речке Кундурче в большом собранье, а дожидаются того, как на Каме реке лед станет, и они де хотят итти за Каму реку и по Закамской черте войною. И ему, Гаврилу, ехати с сотенными людьми х Каме реке и быть в Лаишеве с сотенными людьми для обереганья от приходу калмыцких воинских людей и изменников башкирцев, и стоят с великим береженьем, и сотенных людей вверх и вниз по Каме реке посылать в проезжие станицы почасту, поскольку и до которых мест пригож и велеть проведывать накрепко, чтоб воинские люди, нагайцы и калмыки и изменники башкирцы, через Каму реку на казанскую сторону безвестно не пришли и над городками и над уездом дурна какова не учинили, людей не побили и в полон не поимали и стад конских в животинных не отогнали. А буде про изменников башкирцов и про калмыцких и ногайских воинских людей какие вести объявятца, и ему о тех вестях писать в Казань к стольнику и воеводам, ко князю Юрыо Петровичю Трубецкому, к окольничему к Никите Михайловичу Боборыкину, к диаком к Офонасью Ташлыкову, к Юрью Блудову с нарошными посылыциками почасту. А самому над воинскими людьми, прося у бога милости, у крепких мест свестись с ыными сотенными головами, и буде придут небольшие люди, и ему промышлять и поиск над ними чинить, сколько милосердый бог помощи подаст, чтоб над воинскими людьми поиск учинить и языков добыть, а себя и государевых людей, уберечь, и вдаль за воинскими людьми не ходить. А будет придут воинские люди большие, и уездным людем подать весть, чтоб они з женами; и з детьми бежали в осаду и в крепкие места, а в деревнях бы оставливали для хлеба и животины немногих людей; а самому с сотнею до указу, великого государя стоять в Рыбной слободе. И будучи ему, Гаврилу, с сотнею всяким чином и туточным и проезжим людем обид и налог не чинить, и своих и конских кормов даром имать не велеть, а сотенным людем потому ж насильство и обид не чинить, и своих и конских кормов имать не велеть, и ото всякого дурна унимать. А буде сотенные люди учнут кому обиды и налоги какие чинить и свои и конские кормы даром имать, и в том на него будут какие челобитчики, или мимо челобитчиков учинитца ведомо, и ему за то от великого государя быть в наказанье, а взятое доправят вдвое. А хто имяны сотенные люди, им список дан ему за дьячею приписью, да у него ж велено быть в Рыбной слободе, для обереганья от приходу воинских людей сотнику стрелецкому Степану Салтагозину, да сту, человеком пешим стрельцам.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"