§ 2. ОТЗВУКИ БОРЬБЫ БАШКИР ПРОТИВ КОЛОНИАЛЬНОЙ ЭКСПЛОАТАЦИИ, 1662—1663 гг.

Из "Топографии Оренбургской губернию" П. И. Рычкова

...Главным зачинщиком и, предводителем был башкирский их старшина Сеит, от которого и называется бунт сей сеитовский. Он не токмо на ту противность всю Башкирию преклонил, но и с киргиз-кайсаками соединясь, года с три то свое бунтовщичье намерение продолжал, и все закамские пригороды с большей чаетию Казанского уезда разорил, и многие тысячи христиан победил. Для усмирения сего бунта прислан был с Москвы полковой воевода Федор Васильев сын Зеленин с стрелецкими полками, у которого в команде донские, яицкие и украинские казаки находились, и едва оный их бунт по претерпении; безчисленных убытков успокоен, без всякого тем злодеям отмщения.

Рычков, стр. 61, 62.

Наказ казанских воевод кн. Т. С. Куракина и М. П. Волынского сотенному голове Д. А. Аристову о наблюдении за действиями взбунтовавшихся уфимских башкирцов, чтобы они не перешли через Каму на казанскую сторону, 22 ноября 1663 г.

Лета 7172 ноября в 22 дня. По государеву цареву, и великого князя Алексея Михайловича, всеа великия и малыя и белыя Росии самодеряща указу, боярин и воеводы, князь Григорей Семенович Куракин, Михайло Петрович Волынской, диаки Иван Татаринов, Роман Табунцов велели Дмитрию Ондреевичу Аристову ехать из Казани на Каму реку, на заставу (а у него в сотне казанские служилые новокрещены, и мурзы, и татаровя, и ясачные новокрещены, и чуваша, и черемиса, и вотяки и, мордва) для того в нынешнем, во 172 году ноября в 18 день писал в Казань из Мензелинска боярин и воевода князь Федор Федорович Волконской. Ноября де в 14 день, в третьем часу ночи, пришел в Мензелинск от изменников башкирцов выходец, Уфинскопо уезду из деревни Исеть-Субины чювашенин Токмаметко Байзыгитов, а в роспросе сказал: тому де ныне десятой день, взяли его изменники башкирцы в Уфинском уезде за рекою Иком, ют Мензелинска в тридцати верстах, и отвезли с собою на усть речки Усени, и был де он у них на станех четыре дни; и пришли, де, при нем Токмаметке, на усть речки Усени, на реку, Ик, калмыки, а с ними изменники башкирцы, многие люди; и будучи де в полону, слышал он, Токмаметко, у башкирцев, в переговоре, говорят меж собою: Дайчин де тайша сам к ним не бывал, а прислал к ним калмыков четыре тысячи да нагайских людей, и иные де люди к ним съезжаются; да при нем же де Токмаметке приехали от Аючея тайши калмыцких людей шесть человек и говорили, что он, Аючей, идет к ним в сход, чтоб его дожидались, и они де ждут к себе Аючеева приходу с калмыцкими людьми и достальных башкирцов, а собрався де, со всеми людьми идут под Мензелинск; а нагайские де люди и башкирцы: с Ишмаметем Девлетбаевым с товарищи собрався, с калмыцкими людьми Мунчака тайши пошли под Уфу. И Дмитрею Аристову, собрався с сотенными людьми с новокрещены, и с мурзы, и с татары, и с ясачными людьми с новокрещены, и с чувашею, и с черемисою, и с вотяки, и с мордвою (а у ясачных бы людей были луки, и рогатины, и копья и топоры), и стоять против изменников башкирцов и калмыцких и нагайских воинских людей, и учинить строй по своему разсмотренью, чтоб воинских людей через Каму, реку в Казанской уезд не перепустить, и воинским людем учинить ведомо, что в те места из Казани присыльные прибылые многие люди есть. И приехав ему, Дмитрею, быть в тех местех для береженья от приходу воинских людей, и стоять с великим береженьем, а по Каме реке, вверх и вниз, посылать проезжия станицы служилых новокрещенов, мурз и татар и ясачных людей новокрещенов, и чувашу и черемису и вотяков и мордву с вожами, почасту, по скольку человек и до которых мест пригоже и по Каме реке велеть проведывать накрепко, чтоб воровские воинские башкирцы, и калмыки, и нагайцы, через Каму реку на казанскую сторону безвестно не пришли и дурна какого над Казанским уездом не учинили; и по Каме реке, где чаять воровским башкирцом переходу, вверх и вниз, поставить крепкие караулы, и уездным людем караульщиком приказать в ночи класть по берегу, огни частые, чтоб по караулом огонь от огня был виден, и над теми караулы самому надсматривать почасту, чтоб изменники башкирцы, и калмыки, и нагайские люди через Каму реку тайным, обычаем не переехали, и безвестно не пришли, и людей не побили, и в полон не поимали. А будет про изменников башкирцов и про калмыков и про нагайских воинских людей кашя вести объявятся, и ему о тех вестях писать в. Казань к боярину и, воеводам, ко князю ГриТорью Семеновичу Куракину, да к Михайлу Петровичу Волынскому, да к диаком к Ивану Татаринову, к Роману Табунцову, с нарочными посылыцики, почасту, а самому над воинскими людьми, прося у бога милости, у крепких мест, свестяся с иными сотенными головами, промышлять, сколько милосердый бог помощи подаст: будет придут воинские небольшие люди, чтоб над ними поиск учинить и языков добыть, а себя и людей уберечь; а будет придут воинские большие люди и пойдут за Каму, а стоять против их не в мочь, и ему с сотнями ехать в Казань, а в уезд послать весть, что воинские люди Каму реку перелазят, и они б бежали в город и в леса и в крепкие места. А будучи ему с сотнями и с уездными людьми, уездным людем налог и обид не чинить, и своих и конских кормов ни у кого ничего даром не нмать, и сотенным а ясачным людем потому ж насильства и обид не чинить, и кормов даром имать не велеть и ото всякого дурна унимать; а будет он, и сотенные, и ясачные; люди учнут кому налоги и обиды какие чинить, и свои и конские кормы даром имать, а он сотенных и ясачных людей, которые с ним будут, ото всякого дурна не учнет унимать, и в том на него будет какое челобитье или мимо челобитчиков учинится ведомо, и ему за то от великого государя быть в наказанье, и взятое велят на нем доправить впятеро. А кто имяны служилые новокрещены, и мурзы, и татаровя, и им список дан ему за дьячею приписью; а для переписки и высылки ясачных людей новокрещенов, и чуваш и черемисы и вотяков и мордвы, которым велено быть с ним конным людем, посланы в уезд площадные подъячие, и к нему они высланы будут с имянными росписми вскоре.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"