Из "Путешествия в Тану" Иосафата Барбаро [34]

Если кто не имел случая видеть подобно мне вблизи весь быт татарский, то вряд ли сумеет удовлетворительно отвечать на вопрос: чем кормится этот народ в беспрерывных переходах своих с места на место и откуда берет хлеб, необходимый для его продовольствия. Как очевидец, я могу в точности объяснить здесь это обстоятельство читателям моим. В исходе февраля месяца по всей Орде громогласно возвещают желающим делать посев, дабы они заблаговременно приготовили все для того нужное, ибо в такой-то день марта предположено отправиться к такому-то месту, для посева избранному; вследствие сего объявления, все желающие немедленно делают приготовления свои — насыпают семянной хлеб на повозки и отправляются с рабочим скотом, женами и детьми или только с частью своих семейств к назначенному месту, которое обыкновенно бывает не далее двух дней пути от пункта, где находилась Орда во время возвещения приказа о посеве. Тут остаются они до тех пор, пока не вспашут землю, посеют хлеб и окончат полевые работы, и потом уже возвращаются назад в Орду.

Между тем хан, подобно матери семейства, отпустившей детей своих порезвиться и беспрестанно издали наблюдающей за ними, все кружится около засеянного поля, останавливаясь то там, то сям, — и никогда не удаляясь от оного далее четырех дней пути. Когда же хлеб созреет, то все желающие, как сеятели, так равно и покупатели, отправляются туда для жатвы с повозками, волами, верблюдами и со всем нужным, как бы на собственную мызу [35]. Почва земли у них весьма плодородна. Пшеница очень крупна зерном и нередко родится сам-пятьдесят, а просо сам-сто. Иногда жатва бывает так обильна, что не знают, куда деваться с хлебом, и часто его по необходимости оставляют на месте.

"Библиотека иностранных писателей о России", отд. I, т. I, П. 1836, стр. 36—38.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"