Повествование о походе его величества, победоносного Эмира Тимура с войском на север и о его великой войне с Тохтамыш-ханом [86]

В конце зимы правосудный султан отдал повеление снова наказать Тохтамыш-хана, чтобы он вторично не выступил из своей рамки. В силу этой блестящей мысли он проявил внимание к своему победоносному войску, раздав всем военным подарки. Отправив цариц со всею ставкою в Султанию [87], государь распорядился направить в Самарканд из Султании Сарай-Мульк-ханум и Туман-Ака с малолетними детьми, других же придворных дам оставить там. Седьмого джамади-ул-эввелла 799 г. (8 февраля 1398 г.) миродержавец выступил с своими армиями походом по направлению Дешт-и-Кипчака [88]. Перед этим же его величество, победоносный государь [89], отправил к Тохтамыш-хану Шемс-од-дина Алмалыжского с письмом, содержащим угрозы и предупреждения, слова мира а войны.. Посол был человек весьма красноречивый и сладкогласный, до тонкости знавший положение дел, умевший убедительно все доказать и разъяснить, при нужде знавший (свое) место не хуже Аяза (раба) Махмуда Газневидского [90]. Пройдя через Дербент, он достиг Дешт-и-Кипчака и представил письмо миродержавца Тохтамыш-хану, передав ему на словах требования его величества государя в изящной по красноречию и остроумию форме. Речи посла произвели на Тохтамыш-хана такое сильное впечатление, что он хотел было дотронуться рукою до подола мира и спокойствия, повернув язык на слова извинения и раскаяния и прах боязни смыть водою покорности. Но его эмиры, люди недальновидные, отговорили его от такого намерения, лживыми речами отвратили его от правильного пути до такой степени, что хан совсем заблудился в пустыне неведения, воображения и надменности; и в равнине высокомерия я упрямства черта благоразумия оказалась перейденной. Тохтамыш-хан написал ответное письмо (Тимуру), полное резких и грубых выражений и, дав Шемс-од-дину золото и платье (и вручив ему письмо), вернул его обратно. Посол встретил (армии и) кортеж (Тимура) на берегу реки Самура. Совершив установленное этикетом земное преклонение, Шемс-од-дин вручил (Тимуру) письмо Тохтамыша. Ознакомившись с его содержанием, его величество государь пришел в страшную ярость и отдал приказ к смотру войск...

...Пройдя Дербент, достигли до обиталищ одной народности, которая была из числа приверженцев Тохтамыш-хана. Она была окружена и предана избиению, так что из тысячи не спасся даже один, а из большей массы и немногие не спаслись.

В это время Тохтамыш-хан отправил (к Тимуру) в качестве посла-разведчика некоего Утрака. Когда последний достиг до августейшего лагеря и увидел огромное победоносное войско, он, пораженный и изумленный, повернул обратно и, стремительно погнав коня, достиг до лагеря Тохтамыша и доложил последнему, что эмир Тимур Гуреган уже приближается с огромной армией. Тохтамыш-хан, услыша это, расстроился и испугался. Он выслал вперед Каранджия с отрядом храбрейших людей Дешт-и-Кипчака. Его величество, находясь в Тарки, услышал, что Каранджи с полным преодолением (препятствий) остановился на берегу Аб-э-Джуя [91].

Его величество, счастливый баловень судьбы, совершив ночной поход с (своими) славными храбрецами, воодушевил их, и утром перейдя реку, они ударами своих блестящих шашек исторгли души ничтожных врагов. Пройдя отсюда дальше, (Тимур) сделал остановку на берегах реки Сунджи. Тохтамыш-хан (тем временем) с большим войском остановился на берегу р. Терека. Расположив впереди обоз (арбы), он постарался (как можно) сильнее и надежнее укрепиться. Когда же он услышал о поражении Каранджия и о приближении его величества, его твердость и решимость были потрясены, и он бежал. Счастливый государь с своим победоносным войском, найдя брод, переправился через реку Терек. Тохтамыш-хан же, достигши до р. Аб-э-Джуй, остановился на ней и, послав "тавачиев" [92], потребовал (к себе) остальное (свое) войско.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"