Глава 9. РАЗГРОМ И ГИБЕЛЬ ГОСУДАРСТВА ХОРЕЗМШАХОВ

Накануне монгольского нашествия в государстве Хорезмша-хов сложилась своего рода диархия: абсолютным владыкой считался хорезмшах и султан Ала ад-Дин Мухаммад, но в действительности Ала ад-Дин оказался в полном подчинении у своей матери Теркен-хатун, которая во внутренних и внешнеполитических делах государства была, можно сказать, вторым государем, а в некоторых вопросах противостояла своему сыну. Приказы и указы султана нередко отменялись всесильной Теркен-хатун и становились недействительными. Она могла решать любые вопросы по своему усмотрению и издавала указы от своего имени.

Ан-Насави пишет, что "если от нее и от султана поступали два различных предписания по одному и тому же делу, то внимание обращали только на дату и действовали согласно последнему во всех странах" [1]. Хорезмшах же никогда не противоречил своей матери — "ни в малых делах, ни в больших, ни в серьезных, ни в маловажных — по двум причинам: во-первых, из-за родительской любви, которую она уделяла ему, и, во-вторых, из-за того, что большинство эмиров государства были из ее рода" [2].

Теркен-хатун имела лакаб "Властительница мира" (Худаванд-и джахан), свою личную тугру для указов: "Защитница мира и веры Великая Теркен, владычица женщин обоих миров" (Исмат ад-Дунйа ва-д-Дин Улуг-Теркен Малика ниса’ал-аламайн), а также свой девиз: "Ищу защиты только у Аллаха!" (и’тасамту би-ллахи) [3], который трудно было подделать и который она ставила на одном уровне с девизом своего сына.

Теркен-хатун пребывала в Гургандже, который стал ее столицей, так как хорезмшах переселился в Самарканд, имела свой двор и свои владения икта’. Владения эти были весьма обширны: как только хорезмшах захватывал или присоединял к своим землям какую-либо территорию, он обязательно выделял для нее и ее приближенных самые богатые области. Теркен-хатун имела власть не только над самим султаном, но и распоряжалась финансами, отдавала приказы высшим эмирам и сановникам [4].

Эти обстоятельства определенно дестабилизировали положение в государстве Хорезмшахов накануне вторжения монголов. Непрочность устоев державы усугубилась еще и тем, что и Теркен-хатун, и ее сын, хорезмшах, не останавливались перед физическим уничтожением находившихся в Гургандже в качестве заложников владетелей стран и областей, захваченных или присоединенных к государству Хорезмшахов [5].

Как пишет историк, монголам удалось беспрепятственно вторгнуться в земли хорезмшаха Ала ад-Дина Мухаммада потому, что этих препятствий не было, ибо "хорезмшах Мухаммад, захватывая страны, убивал и уничтожал их владык. Поэтому он и остался один-одинешенек султаном всех стран. А когда он убегал от них (монголов), в государстве не было никого, кто мог бы встать препятствием на их пути" [6].

Одним из важных государственных актов, в который вмешалась Теркен-хатун, было назначение наследника престола. Как пишет ан-Насави, хорезмшах по настоянию матери назначил наследником престола Кутб ад-Дина Узлаг-шаха, обойдя двух старших сыновей — Джалал ад-Дина Манкбурны и Рукн ад-Дина Гурсанджти. Мать Узлаг-шаха была из того же племени и рода (ашира), что и Теркен-хатун, и ненавидела Ай-Чичек, мать Джалал ад-Дина. Поэтому когда хорезмшах накануне вторжения монголов стал приводить в порядок административные дела государства и разделил земли между своими сыновьями на четыре огромных владения, то право на владение Хорезмом, Хорасаном и Мазандараном, т. е. землями, находившимися под контролем Теркен-хатун, было предоставлено наследнику престола Кутб ад-Дину Узлаг-шаху. Для него же была избрана такая тугра: "Султан Абу-л-Музаффар Узлаг-шах, сын султана Санджара, Помощник Эмира верующих" [7].

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"