Глава 8. ОЧЕРК КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ В ГОСУДАРСТВЕ ХОРЕЗМШАХОВ

Время существования государства Хорезмшахов, особенно период правления султанов Текиша и Ала ад-Дина Мухаммада, характеризуется подъемом культурной жизни. Высшего расцвета достигает творчество поэтов-панегиристов. Все представители хорезмийской поэтической школы были придворными поэтами хорезмшахов. Самый видный из них — поэт и прозаик Рашид ад-Дин Мухаммад ал-Умари (род. в 1114—1116 гг., ум. в 1182-83 г.), более известный под именем Рашид ад-Дин Ватват ("летучая мышь") (он был плешив, маленького роста и вообще имел отталкивающую внешность).

Получив блестящее образование на родине, в Балхе, а затем в Хорезме, Ватват становится самым выдающимся мастером эпистолярного жанра при дворе хорезмшахов Атсыза, Ил-Арслана и Текиша (он был катибом ал-инша трех хорезмшахов). Прекрасно владея всеми тонкостями стиля официальной переписки на арабском и персидском языках, Ватват, несмотря на частые отлучки, оставался постоянным любимцем султанов.

Будучи блестящим поэтом и мастером риторических фигур и тропов, имам Рашид ад-Дин Ватват [1] обильно оснащал ими послания (в рифмованной прозе) различным адресатам. Он покровительствовал поэтам, которые признавали за ним главенство в поэзии. Так, его взаимоотношения с Хакани были самыми доброжелательными до тех пор, пока Хакани не стал высмеивать Ватвата за его преклонение перед двором хорезмшаха и пока он не объявил, что ставит творчество Ватвата ниже творчества Адиба Сабира ат-Термези — поэта панегириста при дворе "великого султана" Санджара. И весьма вероятно, что, когда Санджар отправил Адиба Сабира послом к хорезмшаху Атсызу, именно Ватват внушил Атсызу мысль, что Адиб Сабир — не посол, а шпион, добывший сведения о плане хорезмшаха убить султана Санджара. И Адиб Сабир был утоплен в Амударье [2].

Свое сочинение Хада’ик ас-сихр фи дака’ик аш-шир ("Волшебные сады в тонкостях поэзии") Ватват посвятил хорезмшаху Атсызу [3]. Много хвалебных касид Ватват посвятил испахбаду Табаристана Нусрат ад-Дину Абу-л-Фатху Рустаму, за что испахбад посылал поэту ежегодно 500 динаров, тюрбан, джуббу и богато убранного коня [4].

Большую ценность представляют ар-Раса’ил ("Послания") Ватвата. "Послания" эти состоят из двух частей: первая — послания халифам, владыкам, султанам, везирам, эмирам, вали, кади и муфтиям; вторая — письма ученым, высокопоставленным чиновникам, знатным людям, поэтам, друзьям и т. д. [5].

Видными представителями исфаханской поэтической школы были Джамал ад-Дин Мухаммад ибн Абд ар-Раззак Исфахани и его сын Камал ад-Дин Исма’ил Исфахани. Джамал ад-Дин происходил из бедной семьи ремесленника, сам был ювелиром и художником-миниатюристом. Стихи стал писать с юношеских лет и оставил много поэтических строк, восхваляющих людей, близких к владыкам, однако ни при каком дворе не служил. Джамал ад-Дин побывал в Азербайджане, в Гандже, где встречался с Низами Гянджеви, и в Мазандаране. Вернувшись на родину, он продолжал жить в своем доме и умер в 588/1192 г.

Джамал ад-Дин писал главным образом касиды и газели. Касиды он посвящал сановникам различных рангов, особенно из исфаханских фамилий Са’ид и Ходженди. На него оказывало влияние творчество великих поэтов его времени Хакани, Анвари и Ватвата. Джамал ад-Дин Исфахани занимает важное место в развитии жанра газели [6].

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"