ГЛАВА 8. ОЧЕРК КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ В ГОСУДАРСТВЕ АТАБЕКОВ

Время существования государства атабеков Азербайджана характеризуется подъемом культурной жизни. В этот период возникает и достигает высшего расцвета азербайджанская поэтическая школа, которая дала мировой цивилизации замечательных гениев. Развитие блестящей поэтической школы, несомненно, было связано с общим культурным подъемом, черты которого изучены  еще  далеко  не  полностью.  В  этом  смысле  указанный  период  можно  назвать азербайджанским возрождением.

Азербайджанская поэтическая школа XII - начала XIII в. [Подробно см.: Е. Э. Бертельс. Низами и Фузули; Ян Рыпка. История персидской и таджикской литературы] представляет собой высшую для средневековья ступень культуры не только потому, что ее составляло значительное число поэтов, но и потому, что каждый из них, оставил блестящие оригинальные образцы творчества.

Существовавшая в это время исфаханская поэтическая школа была тесно связана с азербайджанской, и представители первой из них нередко называли себя младшими братьями второй. В изучаемый период эта школа была представлена целой плеядой поэтов: у ближних и отдаленных соседей еще много десятилетий спустя появлялись лишь подражатели таким великим мастерам, как Низами Гянджеви, Хакани, Муджир ад-Дин Байлакани, Фалаки Ширвани и др.

Своим развитием и совершенствованием в этот период персидский язык обязан именно представителям азербайджанской поэтической школы. Словарный запас, богатство синтаксических оборотов, выразительность и оригинальность тропов и фигур - все эти черты поэтической формы выделяли поэтов Азербайджана XII в. среди их современников и последующих поколений, а по богатству содержания творения Низами и Хакани стоят в ряду замечательных достижений человеческого гения.

Все представители азербайджанской поэтической школы, кроме Низами, были придворными поэтами сельджукских султанов, а затем азербайджанских атабеков, хотя персидский язык и не был родным для правителей Азербайджана (кроме Ширвана). Сельджукские султаны, а затем пришедшие им на смену атабеки были представителями кочевников, сохранявших родовой строй и говоривших на бесписьменном тюркском языке.

Сельджукское господство способствовало распространению персидского языка от Хорасана до Малой Азии потому, что все султаны были неграмотными [Исключением является, насколько известно, султан Махмуд ибн Мухаммад  (1118—1131), обладавший, по словам ал-Хусайни, твердыми знаниями в арабском языке] и опирались на чиновничий аппарат своих предшественников, состоявший исключительно из персов. Тюркские эмиры были озабочены только походами и взиманием налогов и даней, а что касается государственной переписки, составления налоговых реестров и прочей канцелярской премудрости — все это оставалось в руках везиров и катибов иранского происхождения. Традиция приписывала только им привилегию замещения поста везира начиная от Бармекидов и до знаменитого Низам ал-Мулка и его потомков.

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"