Первое монгольское нашествие на Азербайджан

После разгрома монголами хорезмшаха Ала’ ад-Дина Мухаммада, его гибели и падения государства хорезмшахов [Подробности разгрома государства xорезмшаxов см : Шихаб ад-Дин ан-Насави, по указателю, а также соответствующие места хроники Ибн ал-Асира],  монгольские войска под командованием Джэбэ-нойана и Сюбэгэтэй-багатура, совершив рейд через весь Хорасан и Персидский Ирак, зимой 617 г. х. (январь 1221 г.) вторглись в Азербайджан, грабя, разрушая и убивая на своем пути. Опустошив ряд местностей страны, монголы подошли к Табризу [Ибн ал-Асир, IX, 335-336; Ср.: Рашид ад-Дин, 1/2, 227], где находился владетель Азербайджана атабек Узбек, который, по словам историка, "и не думал воевать против монголов, так как был занят, как всегда, беспробудным пьянством и ночью и днем" [Там же].

Узбек направил к монголам посла с просьбой о мире. Монголы потребовали у Узбека выдачи находившихся в Табризе хорезмийцев, гарнизон которых был оставлен здесь хорезмшахом Ала’ ад-Дином Мухаммедом. Приказав часть хорезмийцев перебить, Узбек остальную часть выдал монголам и, кроме того, в качестве откупа отправил им деньги, одежду и скот [Ибн ал-Асир, IX, 336; Рашид ад-Дин, 1/2, 227; ал-Умари, 124].

Из Табриза монголы через Муган направились в Арран, а затем в Грузию. Атабек Узбек, желая предупредить грузин о монгольском вторжении, направил к царю Георгию IV Лаша посла с письмом, в котором говорил: "Надобно нам с этих пор помогать и пособлять друг другу. Довольно стольких  опустошений, убийств и разрешений" [Р. К. Кикнадзе. Еще один источник по истории Георгия IV Лаша, 101]. Однако грузинский двор, кажется, пренебрег этим посланием. В зу-л-ка’да 617 г. х. (1221 г.) 20-тысячный отряд монголов вторгся в пределы Грузии и около Тифлиса разгромил 10-тысячную армию грузин [Ибн ал-Асир, IX, 336; Рашид ад-Дин, 1/2, 227; Себастиани, 23].

По свидетельству Киракоса Гандзакеци, население Аррана (Албании) и Грузии, не зная, каковы были действия монголов и, веря разноречивым слухам о них, "не думало укрепляться", а встречало монголов даже хлебом и солью. "Но они, предав их мечу, вырезали всех. И всех, кого встречали на своей дороге, они предавали мечу: и людей, и животных, и собак. Они не придавали значения ни драгоценным одеяниям, ни другому имуществу, но только лошадям" [Киракос Гандзакеци, 104]. Видя нарастающую угрозу со стороны монголов, грузины стали предпринимать шаги к созданию коалиции, которая могла бы отразить такого сильного и невиданного врата. С этой целью Георгий IV Лаша обратился с посланиями к соседним владетелям, в том числе к атабеку Узбеку и к правителю Хилата и Джазиры ал-Малику ал-Ашрафу. Историк пишет, что атабек Узбек и царь Георгий заключили перемирие и согласие о совместном выступлении против монголов [Ибн ал-Асир, IX, 336]. Однако монголам стало известно о переговорах, и они вновь вторглись в Грузию и Арран. "Узнав об этом, грузинский царь выступил против них с 60 тыс. всадников на великое поле Котманское" [Магакия, 5, 7. Армянские средневековые авторы локализуют место этого сражения по-разному. Еписком Степанос (Армянские историки, 33) пишет, что сражение между грузинами и монголами произошло у реки Кроман; Мхитар Айриванеци (там же, 89) — у реки Котман, а Киракос Гандзакеци (104) говорит, что битва произошла "на равнине называемой Хунан", А. Г. Галстян (Армянские историки, 114, прим. 81) считает, что река Котман "сейчас называется рекой Тауз". Это неверно: Котманское поле, река Котман — не что иное, как искаженное название Гардман. Река Гардман — правый приток реки Шамхор-чай, которая впадает в Куру].

 

 

© Copyright 2017. "Историческая библиотека"